Архив рубрики 'Право'

Пояснения по делу «Корб против России»

Среда, Июль 1st, 2020

Пояснения по делу «Корб против России»
(к жалобе в ЕСПЧ на включение в Список Росфинмониторинга)

Формальным поводом для возбуждения 16 мая 2018 года против меня уголовного дела по подозрению в оправдании и пропаганде терроризма стало появление в апреле 2015 года на сайте «Патриофил», создателем и одним из администраторов которого я являлся с 2009 года, публикации текста стенограммы т.н. последнего слова известного публициста Бориса Стомахина, с которым он выступил на процессе по третьему делу, по итогам которого был осуждён за оправдание и пропаганду терроризма. В действительности это дело стало лишь очередным этапом многолетнего преследования меня силовыми структурами за независимую журналистику и правозащитную деятельность. Очевидная абсурдность и политическая мотивированность этих адресных репрессий признаны целым рядом российских и международных организаций, включая Amnesty International, «Репортёры без границ», ПЦ «Мемориал», Форум Свободной России, Профсоюз журналистов и др.

История моего противостояния с властью как независимого журналиста, гражданского лидера и правозащитника началась ещё в период СССР, с 1988 году: я был одним из создателей газеты «Демократический Омск», одним из лидеров демократического «неформального» движения, депутатом Омского городского совета и сопредседателем фракции «Демократическая Россия». В конце девяностых годов меня публично оклеветал тогдашний начальник регионального управления ФСБ, заявив в интервью, что «Корб действует в интересах иностранных разведок», но мне удалось защитить своё доброе имя в суде. В период с 2005 по 2012 годы я активно занимался гражданской и правозащитной деятельностью (был членом федерального бюро Объединённого Гражданского Фронта, созданного Гарри Каспаровым, одним из лидеров движения в защиту права мирных собраний «Стратегия-31», членом Омского комитета по права человека). В связи с этой деятельностью подвергался преследованию, включая цензуру, запрет на профессии и нападения т.н. «титушек» (в результате одного из которых мне сломали два ребра, но по этому факту даже не было возбуждено уголовное дело).

Систематическое и целенаправленное давление на меня со стороны силовиков резко активизировалось в 2013 году, когда я выступил инициатором и организатором Международного комитета защиты Бориса Стомахина (КЗС) — правозащитной структуры, в которую вошли известные общественные деятели и правозащитники, включая Наталью Горбаневскую, Владимира Буковского, Андрея Пионтковского и др., — а сайт «Патриофил», который до этого позиционировался исключительно как гуманитарный проект по исследованию феномена «извращённой любви и ненависти к государству», стал одной из основных публичных площадок КСЗ. Помимо защиты Стомахина КЗС оказывал поддержку и другим политзаключённым России, а также отстаивал ценности свободы ненасильственного слова. На сайте публиковались все материалы, связанные с деятельностью Комитета, включая реквизиты и отчёты по правозащитному краудфандингу, избранную переписку с политзаключенными, петиции и подписи в их поддержку, информацию о различных мероприятиях в поддержку узников совести, дискуссионные материалы о свободе слова, материалы дел Стомахина и других политзаключённых и т.д.

В феврале 2013 года стало известно о том, что Центральный суд Омска признал экстремистскими материалами статьи Виктора Корба, Владислава Иноземцева, Юрия Афанасьева и других авторов публикаций, вошедшие в бюллетень «Радикальная политика» (РП), издаваемый Борисом Стомахиным. Мне удалось обжаловать это решение. В этом же году против меня завели административное дело, обвинив в «распространении экстремистских материалов» в связи с публикацией на администрируемом мной сайте «Омск Политический» объявления о выпуске упомянутого выше бюллетеня РП.

Параллельно всё высшее руководство регионального УМВД подало на меня гражданский иск в связи с тем, что я в одной из публикаций (освещающих процесс о незаконном запрете мирных собраний) назвал «полицаями» недобросовестных сотрудников полиции.

В июне 2015 года на меня вновь завели административное дело по тому же основанию (анонимные сотрудники ФСБ вновь «обнаружили» на одном из администрируемых мной сайтов ту же самую аннотацию бюллетеня РП, опубликованную в 2011 году), осуществив масштабную силовую операцию с участием вооружённых сотрудников полиции и ФСБ, в результате которой я был задержан и принудительно доставлен в «суд» под предлогом отказа подписать фейковый протокол.

В июне 2016 года в отношении меня вновь попытались завести дело по тем же основаниям.

В мае 2017 года сотрудники ФСБ организовали сплошное «исследование» публикаций сайта «Патриофил» и заказали «экспертизу» той самой публикации последнего слова Стомахина от 21 апреля 2015 года, но целый год держали эти материалы без движения, дав им ход лишь в мае 2018 года — на следующий день после того, как стало известно о частичном поражении России в ЕСПЧ по первому делу Стомахина.

В начале июня 2018 года из уведомления о блокировке моего счёта в системе «Яндекс.Деньги» мне стало известно о включении меня в т.н. «Список экстремистов и террористов» Росфинмониторинга. Сделано это было, по-видимому, на основании решения следователя СК РФ, исключительно по формальному поводу — возбуждению уголовного дела, без каких бы то ни было оснований, без предъявления обвинения, без доказательств. Сам следователь меня об этом существенном факте даже не уведомил, поэтому последующие блокировки всех моих аккаунтов во всех банковских и финансовых структурах были для меня неожиданными.

Включение меня в список Росфинмониторинга и блокировка счетов нанесли мне огромный материальный и репутационный ущерб. Отмечу лишь некоторые наиболее показательные аспекты:

  • я моментально лишился работы (журналиста и редактора одного из региональных СМИ) и фактически попал под «запрет на профессии», поскольку с сотрудником и партнёром с ярлыком «экстремиста и террориста» опасаются иметь дело любые компании и организации в России;
  • я лишился возможности распоряжаться собственными средствами — как бывшими на счетах к моменту их блокировки, так и поступающими на них после этого (в частности сибирский филиал Райффайзенбанка осенью 2018 года отказался выдать мне около 15 тыс. руб, зачисленных на заблокированный счёт как гонорары за журналистские материалы, подготовленные мной для «Радио Свобода» — ссылаясь на то, что якобы эти средства «не являются заработной платой, а потому не подлежат выдаче с заблокированного счёта»);
  • я лишился возможности легально получать добровольные пожертвования на свои счета во всех сервисах, действующих в российской юрисдикции, включая банки, Яндекс.Деньги, Webmoney, QIWI и др., а PayPal даже заблокировал аккаунт моей дочери, на который поступило несколько десятков тысяч рублей от людей, пытавшихся оказать мне помощь в трудной ситуации, в которой я оказался из-за политического преследования; а спустя год (в августе 2019 года) тот же PayPal заблокировал и аккаунт моей жены, на который также поступали добровольные пожертвования для правозащитной деятельности КЗС;
  • 26 июня 2018 года компания «Тинькофф-страхование» в одностороннем порядке расторгла договор страхования квартиры, а позже и сам банк «ТКС» уведомил об одностороннем расторжении кредитного договора, что дополнительно осложнило финансовое положение моей семьи.

В период с мая 2018 года по март 2019 года я предпринимал значительные усилия, действуя в пределах доступных мне ресурсов и возможностей, для обжалования неправовых, необоснованных и несправедливых действий силовых структур и других органов и организаций, нарушающих мои права собственности, неприкосновенности жилища, на защиту чести, достоинства, здоровья моего и членов моей семьи, на справедливый суд и др. При этом я использовал большинство из доступных мне способов отстаивания своих прав, включая обращения, жалобы, ходатайства и заявления в Следственный комитет и в генеральную прокуратуру РФ, в суды различных инстанций, в Центробанк, в Совет по правам человека при президенте РФ и др. В частности, я обжаловал само решение о возбуждении уголовного дела (ввиду отсутствия состава преступления и попытки инкриминировать мне чужие действия), незаконное постановление о проведении обыска в жилище и сами действия в ходе обыска, а также абсолютно незаконное затягивание следствия и нарушение процедуры установления и продления меры пресечения. Все эти действия потребовали затраты значительного времени, жизненных сил и материальных ресурсов, но ожидаемо не дали никаких результатов. Не вдаваясь в детали, можно сказать, что во всех случаях я получал отказы в рассмотрении моих жалоб по существу со ссылками на формальные нормы действующего в России законодательства.

Виктор Корб
1 июля 2020 года

Профессиональные гопники

Четверг, Ноябрь 21st, 2019

До москвичей только сейчас доходит то, о чём я громко предупреждал, начиная с 2005 года, когда ещё даже термина титушки не было в обиходе: что в России существует реальный рынок «профессионального гопничества».

Мерзкие твари

Вторник, Ноябрь 12th, 2019

Мерзкий PayPal продолжает своё черное дело при попустительстве «правозащитников», СМИ и «общественности»: блокирует счета и ворует средства не только напрямую у политзеков и диссидентов, но и у их родственников и благотворителей! Позорнейшее, подлейшее поведение :-(

Ранее у меня и членов моей семьи были заблокированы и ограблены три счёта, а сегодня о третьем заблокированном счёте сообщил Володя Акименков, самый эффективный собиратель пожертвований для узников путинского режима.

***

Сайт РЖД спокойно принял к оплате мою карту VISA, эмитированную нероссийским банком, а сайт Ростелекома, связанный с сервисом Сбербанка, платёж отклонил. И что-то мне подсказывает, что это неслучайно :-(

Изменений нет

Пятница, Ноябрь 8th, 2019

С помощью коллег удалось немного потроллить омских следователей и получить такой трагикомичный результат: «Изменений нет. Расследование как и было, так и сейчас приостановлено в связи розыском правозащитника», — пояснили Алексею Гошкодеру в СУ СКР по Омской области.

Правозащитника, Карл! Они официально признают, что преследуют именно правозащитника и именно и только за правозащитную деятельность. Неплохо.

Кейс Светова

Среда, Ноябрь 6th, 2019

Кейс Светова, кроме прочего, в очередной раз ярко иллюстрирует тезис о тщетности любых попыток убедить себя и других в том, что в России якобы возможно обеспечить стопроцентную защиту от прессинга, если «не подставляться, шифровать данные, иметь адвоката и пр., и пр.». Когда даже самого подготовленного человека застают врасплох, он теряется и действует совсем не так, как надо было бы и как бы он действовал в спокойной обстановке…

Вот, например, зачем Миша сам, добровольно публично признал то, что компьютер, который у него изъяли во время обыска, — это тот самый «сервер, через который он осуществлял связь с облачным сервисом»? Ведь это один из ключевых пунктов, который ляжет в основу обвинения и который совсем не просто было бы доказать. Да, с помощью продажных экспертов подлоохранители умеют это делать, но зачем же облегчать им работу и выступать самому на стороне обвинения?

Проект Заявления в связи с объединительными инициативами в российской оппозиции

Среда, Ноябрь 6th, 2019

Форум приветствует любые реальные инициативы по консолидации усилий гражданского общества для борьбы против узаконенного произвола и агрессии российского режима. При этом мы руководствуемся сами и предлагаем всем потенциальным участникам этого процесса руководствоваться следующими принципами и подходами:

  1. В политике вообще и в современной российской политике особенно много декларативного и имитационного, что не позволяет задействовать наиболее ценный политический ресурс — доверие и солидарность, выходом из этого тупика может стать принцип приоритета реальных действий над любыми декларациями, а также существенное повышение ответственности политиков за свои публичные заявления и обещания — причём, это касается не только представителей власти, но и оппозиции.
  2. Радикальное изменение российского режима невозможно без люстрации, понимаемой как максимально полное освобождение государственного механизма и всей общественно-политической сферы от засилья тоталитарных, имперских, антиправовых и античеловеческих институтов, норм и их носителей; успех и необратимость этого процесса определяется тем, насколько своевременно будет запущен этот процесс, насколько тщательно и решительно он будет осуществляться; очевидно и то, что для общего успеха это очистительное движение демократическому движению необходимо начинать с себя, а значит, в частности, следует избегать участия в консолидационных проектах людей, уличённых в осознанном сотрудничестве с путинским режимом, в политическом спойлерстве и т.п.
  3. Задача общегражданской консолидации для борьбы с общим врагом в лице путинской диктатуры имеет высочайший приоритет и предполагает максимально острые дискуссии и широкое пространство компромиссов, в том числе вполне возможны дискуссии о конкретных механизмах восстановления нарушенного Россией международного права, суверенитета и территориальной целостности государств-соседей, но эти дискуссии и компромиссы не должны дезавуировать и девальвировать общепризнанные базовые принципы и нормы свободы, права, демократии — особенно в угоду любого рода популистским и корпоративным интересам.
  4. Есть большой соблазн в качестве основы для общегражданской консолидации использовать весь текст или основные положения Конституции РФ, однако известно, что этот документ оказался не только не способным предотвратить фактическую реставрацию антидемократического имперского монстра мафиозного типа, но и во многом способствовал этому; в связи с этим мы считаем целесообразным более тщательно проработать принципы, которые смогут стать основанием для будущего общественно-государственного обустройства на территории России и ориентиром для всех участников освободительного движения, его партнёров и союзников.
  5. Успех консолидационного процесса во многом определяется тем, кто выступает в роли его инициаторов, лидеров и организаторов, и по каким схемам он осуществляется; учитывая неудачный опыт всех предыдущих попыток такого рода, представляется крайне нежелательной или даже вредной необоснованная поспешность в запуске этого процесса — без проведения консультаций со всеми ключевыми акторами и без широкого обсуждения ключевых оргпринципов; мы считаем также крайне важным на самых ранних этапах этого сложного пути обозначить и закрепить приоритет современных форм гражданской самоорганизации, отказ от партийно-вождистских коалиций и централизованно-вертикальных схем в пользу создания широкого фронта мирного сопротивления, формируемого на принципах сетевого взаимодействия свободных граждан и их объединений.

Виктор Корб

Примечание: этот текст 6 ноября 2019 года был размещён в закрытом паблике, однако его содержательное обсуждение в рамках подготовки и проведения VIII ФСР организовать не удалось. Сохраняю слабую надежду на то, что публикация в общем доступе окажется чуть более эффективной. Ну, или просто останется в виде «заметок на полях политического процесса».

Лучший способ помочь ПЗК

Суббота, Ноябрь 2nd, 2019

Напоминаю: самый надёжный и эффективный способ помочь деньгами российским политзекам — перевести любую сумму на счета Владимира Акименкова.

Постабсурд

Пятница, Ноябрь 1st, 2019

Почему до сих пор не стал популярным термин постабсурд, так точно маркирующий российскую реальность?

Пономарёвскую организацию ликвидировали. С одной стороны, печально конечно. С другой — очередное подтверждение того, что коллаборационизм не является защитой от узаконенного произвола. Лев Александрович до последнего доказывал, что его сервильность и готовность брать гранты одновременно у Запада и у Кремля — это якобы оптимальный способ обеспечивать правозащиту в современных условиях. Но путинская система не терпит никаких отклонений. Даже самых незначительных.

Плевок в колодец

Четверг, Октябрь 24th, 2019

24 октября 2013 года Павел Шехтман написал такой пост в ФСБуке:

— Ну все же должно иметь пределы, наконец. Даже безумие.
Виктор Корб пишет буквально: “Как вы думаете, друзья, почему в поддержку Михаила Косенко на платформе AVAAZ лишь за пару дней собрано 7500 подписей, в то время как в поддержку кампании “Против преследований за мысли и слова” < иными словами "за Бориса Стомахина"> - лишь около 450 за несколько месяцев?
< ...>
Главная причина - это недостаточная активность и организованность
актива кампании, первых подписантов - нас с вами!”

А ведь действительно странно. И почему это в России никто не хочет подписываться за человека, который публично одобрял и прославлял убийц и террористов, приветствовал Норд-Ост и призывал сбросить на Россию атомную бомбу? Должно Виктор Корб недостаточную работу провел!

***

А ровно через год его самого чуть не посадили за «экстремизм», и он чудом успел сбежать в Украину. К сожалению, я так и не дождался от него не только извинений, но даже сожаления за тот пост :-(

Мерзопакостные твари

Понедельник, Октябрь 21st, 2019

Какие же мерзопакостные твари эти ваши российские подлоохранители! Мало им многолетнего прессования и выдавливания меня из страны, мало прошлогодних обысков и допросов — они продолжают портить нервы маме и жене, пользуясь моим отсутствием :-(

P.S. На такие задания посылают обычно бестолковых стажёров, которые двух слов связать не могут, законов не знают, мычат что-то невразумительное и быкуют. Отчего становится ещё противнее… Вот, одного Таня даже запечатлела на всякий случай.

А я её ещё и пожурил за то, что вообще открыла им дверь и стала общаться без повестки, а не послала подальше. Но и похвалил за то, что фотку сделала: профессионал!

Нежелательный интерес

Четверг, Сентябрь 26th, 2019

Российские чекисты придумали себе шикарный способ выполнения плана по борьбе с экстремизмом: они «находят» на сайтах ссылки или текстовое упоминание института «Открытое общество» и с помощью «судов» штампуют штрафы за… «осуществление деятельности нежелательной организации на территории РФ» (ст. 20.33 КоАП), поскольку эта организация в 2015 году признана «нежелательной» на территории России. Даже если таковые были размещены в 1999 году или ранее, на заре Рунета…

Если вспомнить, что с начала девяностых годов прошлого века до прекращения деятельности в России Джордж Сорос раздал несколько тысяч (если не десятков) грантов на поддержку некоммерческих и неполитических проектов в сфере медиа, образования, науки и культуры, легко представить объём обнаруженного чекистами «месторождения экстремизма» и то, как легко они смогут использовать этот инструмент в привычном режиме узаконенного произвола — для выборочного прессинга и расправы с неугодными и запугивания непричастных.

Выпуск пара

Вторник, Сентябрь 17th, 2019

И опять по схеме «стоять за своих» в лучшем случае спасут Устинова и Жукова (как актёра и студента), задействовав «связи в апэшечке», а десятки и сотни других политзаключённых будут сидеть…

***

Письмо Сергея Шаргунова в защиту Павла Устинова

Вы можете представить себе подобное письмо в связи с ничуть не менее абсурдным уголовным преследованием Виктора Корба, Светланы Прокопьевой или Анастасии Шевченко? И я не могу. Потому что отлично понимаю, что такая выборочная «правозащита» лишь легитимирует и укрепляет систему узаконенного произвола, понемножку стравливая избыточный пар в котле общественного недовольства…

И обратите внимание на специфическую стилистику этой челобитной: и необязательной обращение «уважаемый» к махровому упырю, и прилежное воспроизведение адвокатско-ментовских оборотов «с указанным приговором не согласен», «в подтверждение своих доводов» и т. п. И постоянные оговорки типа «по утверждениям П.Г. Устинова», «Устинов ссылается» — о том, что очевидно любому человеку, сохранившему совесть и здравый смысл, и что конечно надо излагать в императивной форме, как абсолютно истинные утверждения об общеизвестных фактах. А в заключение — вместо внятного и однозначного требования «немедленно прекратить уголовное преследование и наказать виновных в фабрикации дела» — какое-то холопское блеянье «прошу рассмотреть возможность принесения протеста». Тьфу!

О вероятности

Вторник, Сентябрь 10th, 2019

Какова вероятность того, что новый руководитель Омского управления СКР Олег Винников закроет уголовное дело правозащитника и журналиста Виктора Корба, открытое в мае 2018 года следователем Антоном Евгеньевичем Долгалевым, если тем же указом, которым назначен Винников, Путин снял с должности бывшего омича, экс-замглавы СУ СКР по Омской области, руководителя СУ СКР по Хабаровскому краю генерал-лейтенанта юстиции Долгалева Евгения Геннадьевича, который успел проработать в этой должности лишь год из пяти?

Мягкая легитимация

Четверг, Сентябрь 5th, 2019

— Они охуели! — сопровождает админ канала ОВД-инфо эту картинку («Дело Константина Котова в цифрах»).

Но это же старая-старая тайна Полишинеля. А вот вы продолжаете называть эти штамповочные судами без кавычек, легитимируете их и воздерживаетесь от сколько-нибудь решительных действий в защиту свободы от произвола…

Голубое воровство

Среда, Сентябрь 4th, 2019

Трудолюбов поднимает очень важный вопрос о реституции и о преемственности произвола на примере национализированной декретом Ленина коллекции Щукиных. Придумывает всякие паллиативы…

— Говорят, внук Щукина снял все претензии, он теперь со всем согласен, счастлив и рад. Ну ок, если он смирился, тогда я предложил бы подписать с ним Соглашение, где это его согласие было бы закреплено окончательно и бесповоротно… Но Договор должен быть подписан кем-то на государственном уровне, типа Предсовнаркома. Вот тогда Декрет приснопамятный и помрет своей смертью. А нам будет не стыдно ходить на эти выставки и ничто не помешает спокойно наслаждаться высоким искусством.

Но понятно же, что пока эта преемственность не будет разрушена полностью и окончательно путём тотального демонтажа и переустройства всей системы, нет смысла плакать по волосам и переживать за отдельные коллекции.

Нельзя быть немножко вором и бандитом.

Запомнить: Сванидзе - мерзкая мразь

Вторник, Сентябрь 3rd, 2019

Член Совета по правам человека Николай Сванидзе сообщил «Интерфаксу», что не имеет возражений относительно приговора суда блогеру Владиславу Синице:

«На мой взгляд, жестковато, но по этому поводу у меня принципиальных возражений нет, потому что он написал текст абсолютно безответственно. Вообще все, что связано с тем, что может быть воспринято как призыв к расправе над детьми, ни в какие ворота не лезет. Все, что касается детей, нужно выводить за скобки немедленно», — сказал Сванидзе.

Приговор блогеру за саркастичный твит — это не безумие, а жёсткая логика системы узаконенного произвола и насилия, которую по-прежнему отказываются понимать и признавать «честные, но немного наивные люди» :-(

UPD. И то, что этот ваш Сванидзе — конченая охранительная мразь, тоже ведь было ясно давно, хотя для многих он до сих пор ходит в «либералах».

***

Пошло Второе Болотное. На всех парах. А ягнята молчат…

***

Злой и точный Плющёв: «Погоны могут сколько угодно бить, пытать и издеваться — серьёзных последствий не будет. Потому что, с точки зрения государства это люди первого сорта. А людей второго сорта по доносам улюлюкающей медиа-мрази будут на годы сажать за твиты».

За вашу и нашу тюрьму

Среда, Август 28th, 2019

А о Светлане Прокопьевой уже все забыли, да?.. Как и о других фигурантах дел о «журналистах-террористах».

И из искры инициативы «Не только Голунов» так и не разгорелось пламя мощного общегражданского движения «За вашу и нашу свободу!»… Понятно: клиповость сознания, комфорт применительно к мерзости, вот это всё :-(

Вспомнил сегодня свой грустный пост, написанный 12 февраля, за неделю до моей вынужденной эвакуации (решение о которой, кстати, было вызвано именно такой ситуацией в гражданском обществе, а вовсе не жёстким прессингом подлоохранителей):

— Оказывается, член СПЧ Екатерина Винокурова еще 16 января была детально информирована о кейсе Корба. Значит, когда она 6 февраля публично объявила о намерении обратиться к главам СКР и генпрокуратуры в связи с делом Прокопьевой, она вполне осознанно «забыла» о другом журналисте, преследуемом по пресловутой 205.2.

Чужим — закон, это всё вполне понятно. Но когда и почему журналист Корб стал чужим, а журналист Прокопьева — своей журналисту Винокуровой? Было бы очень интересно узнать это от неё самой…

Большое Терпение

Понедельник, Август 19th, 2019

«Второе болотное» раскручивается по отработанной модели, причём в значительной мере силами самих «общественников». Эту модель можно назвать «Большим Терпением», потому что вместо решительного наступления на режим все ресурсы гражданского общества тратятся на воспроизводство привычной схемы «мониторинга мерзости» :-(

***

Оказывается, я опубликовал свой пост о «Втором Болотном» практически в одно время с публикацией важного поста Навального на эту же тему.

Мы с Алексеем совпали в главном — заложников можно вытащить только решительными и организованными действиями, выходящими за рамки уже привычных и бессмысленных ритуалов «мониторинга мерзости» и «согласованного протеста». И сейчас очень важно, чтобы это главное реально стало консолидирующим фактором для сотен тысяч…

Спасти Стомахина!

Суббота, Август 17th, 2019

За месяц до освобождения после семилетнего заключения Бориса Стомахина упекли в карцер! Политзек в ответ объявил голодовку протеста.

Вертухаи продолжают издеваться над самым стойким российским диссидентом при полном попустительстве со стороны СМИ и «статусных правозащитников» :-(

Заявление Бориса Стомахина о голодовке протеста

P.S. А я только вчера отправил Стомахину последнее письмо в тюрьму, попросив его стиснуть зубы, собрать всю волю в кулак и постараться продержаться последний месяц до выхода на свободу!..

P.P.S. И, да, вновь и вновь прошу максимального лайкошеринга поста о финишном краудфандинге для Стомахина (пока отклик очень слабый, а средства на его «адаптацию к свободе» понадобятся очень скоро и значительные).

Очередной загон

Среда, Август 7th, 2019

Очередной митинг в загоне. И количество пресловутых рамок будет увеличено вдвое — всё для удобства протестующих, ога…

P.S. Есть что-то особенно мерзкое в том, что разрешённые митинги согласуются с департаментом региональной безопасности и противодействия коррупции :-(