Архив за Май, 2018

Тутси и хуту путинской России

Четверг, Май 31st, 2018

В дискуссиях о «языке вражды», или hate speech, почти всегда, по глупости или по злому умыслу, вбрасывается вопрос на засыпку про геноцид в Руанде. По мнению троллей-демагогов и пропагандистов-охранителей, этот кейс (прямое влияние пропаганды «Свободного радио и телевидения тысячи холмов» на гибель десятков и сотен тысяч людей) якобы убедительно доказывает необходимость жесткого запрета и уголовного преследования любых «призывов к насилию».

Я уже подробно комментировал этот аргумент в статье «Еще раз о правозащитных принципах и критериях», напомнив, что «очевидным и доказанным решением справедливого суда является то обстоятельство, что эти призывы являлись реальным инструментом организации и эскалации массового насилия и геноцида. А все попытки уравнять такие действия с “призывами” независимых публицистов, выражающих свое мнение в рамках публичной общественной дискуссии по актуальным вопросам государственного устройства, являются циничными манипуляциями», грубо нарушающими базовую человеческую ценность свободы слова.

Парадокс в том, что пример с руандийским геноцидом как раз вполне применим к современной российской ситуации.

Да, в путинской России пока нет массовой резни. Пока… Но зато в ней созданы все предпосылки для этого: в виде масштабного шовинистического угара, которым охвачена значительная часть населения, в виде тотального превращения государственных и окологосударственных СМИ в пропагандистские каналы, целенаправленно транслирующих hate speech, подогревающих атмосферу ненависти и прямо указывающих «врагов народа» в виде «пятой колонны», оппозиционеров, диссидентов и т.д.

Немцов мост

В Руанде было одно частное «радио ненависти» — в России эту роль исполняют несколько крупнейших телеканалов, причем все это носит характер государственной политики.

В Руанде популярные журналисты и ведущие радио провоцировали насилие, используя разного рода иносказания и метафоры — в России с государственных телеканалов звучат прямые призывы к расправе с оппозицией, угрозы «намотать на гусеницы» и «превратить в ядерный пепел».

В Руанде основной раскол произошел по этническому признаку — в России в очередной раз разворачивается идеологический геноцид, в котором жертвами становятся все несогласные с бесчеловечным мафиозным режимом, организаторами — главные бенефициары этого режима, а исполнителями — «российские хуту», «ватники», оболваненные носители примитивных ксенофобных представлений, внедренных им в головы госпропагандой.

Да, массовой резни пока нет, но общий тренд фашизации России и эскалация репрессий налицо: ужесточаются меры давления на диссидентов, растет число политбеженцев и политзаключенных, пополняется список жертв режима.

А западные политики демонстрируют привычную «выдержку», предпочитая не вмешиваться во внутренние дела российских людоедов, ограничиваясь лишь дежурными декларациями о «решительном осуждении» и требованиями тщательного расследования наиболее вопиющих случаев — вместо жесткого консолидированного ультиматума о немедленном освобождении всех политзаключенных и прекращении политических репрессий. И тем самым по факту становятся соучастниками насилия.

Трибунал по России, конечно, будет. Но если позиция западного сообщества коренным образом не изменится, ждать его придется долго и цена может оказаться слишком высокой.

P.S. По мистическому совпадению, Россия и Руанда находятся на соседних строчках в списках стран, упорядоченных по алфавиту:

Россия и Руанда

Виктор Корб как гражданский правозащитник

Вторник, Май 29th, 2018

Первая порция для черновика вики-статьи «Корб, Виктор Владимирович».

Правозащитной в широком смысле можно назвать всю деятельность Виктора Корба в общественно-политической сфере, поскольку он с юных лет открыто и решительно выступал с позиции высших приоритетов права и справедливости. В этом смысле и пламенная речь перед разъяренным завучем средней школы №112 Омска в защиту одноклассников, отказавшихся работать на субботнике без перчаток и инструментов в конце семидесятых, и требование извинений от спикера Владимира Варнавского за хамство в отношении коллеги-депутата на первой сессии Омского городского совета народных депутатов XXI созыва в 1990 году — все это вполне правозащитные акты. Они, впрочем, вряд ли соответствуют жесткому формату Википедии, как минимум, потому что не были зафиксированы надлежащим образом. Оставим их для мемуаров или произведений других жанров.

Одним из первых собственно правозащитных действий в исполнении Виктора Корба можно назвать осенний 1990 года эпизод с вызволением из КПЗ лидера омских дээсовцев Олега Томилова, которого упекли туда милиционеры, задержав во время попытки перекрыть центральную улицу Омска сразу после выступления в Доме политпросвещения лидера партии Валерии Новодворской (очень ему хотелось тогда продемонстрировать вождю свою «революционную решительность»). Задачу эту группе депутатов из фракций «Демократическая Россия» городского и областного советов удалось решить быстро — после пары часов переговоров активиста выпустили.

 

Виктор Корб в роли защитника на процессе «Полежаев против Кузнецова». Омск. 2011 год.
К ярким делам с участием Виктора Корба в роли правозащитника в узком смысле (общественного представителя) можно отнести резонансное дело «Губернатор Полежаев против солдатской матери Алмы Бухарбаевой» (чиновник одержал формальную победу в суде, но получил огромный репутационный ущерб), дело «Губернатор Полежаев против правозащитника Кузнецова» (действующий губернатор дважды проиграл в судах, которые полностью согласились с позицией защиты об отсутствии у политиков иммунитета от критики), дело «Чиновник Федюнин против блогера Вьюна» (проигрыш в райсуде удалось успешно оспорить в апелляции, принявшей решение в точном соответствии с доводами защиты).

 

Виктор Корб на Всероссийской конференции движения «Стратегия-31» в Сахаровском центре. Март 2010 года.
В 2010 году Виктор Корб инициировал кампании по защите права граждан на мирные собрания, в том числе: «Собрания Свободных Граждан», проводившиеся по схеме акций прямого действия в форме мирных собраний в строгом соответствии с 31 статьей Конституции и ФЗ №54, и «Заставим работать 149 статью УК РФ!». Обе эти правозащитные кампании позволили существенно ограничить произвол силовых структур и защитить право мирных собраний в Омске и нескольких регионах России. В 2012 году Виктор Корб блестяще выиграл инициированное против него омскими УФСБ и УМВД «Дело о Стратегии-31», в ходе которого ему удалось отстоять право проведения мирных собраний без уведомлений и согласований. В результате в Омске полностью прекратились незаконные разгоны мирных собраний и задержания их участников и организаторов.

 

Виктор Корб читает лекцию представителю УМВД о законности мирных собраний. Омск. 2012 год.
Значительный медийный резонанс вызвало «Дело о полицаях», в ходе которого высшее руководство омской полиции с помощью зависимых «эксперта» Виданова и «судьи» Цветкова в абсолютно абсурдных формулировках добилось штрафа за то, что Виктор Корб публично назвал полицаями недобросовестных сотрудников МВД. В этом деле Виктор Корб также выступал одновременно в роли ответчика и правозащитника.

В ноябре 2010 года Виктор Корб запустил кампанию «Тюрьмы бандитам, а не художникам» с требованием освобождения арестованных лидеров арт-группы «Война», которая нашла поддержку у многих авторитетных общественных деятелей, что позволило в кратчайшие сроки собрать более тысячи подписей под обращением. По похожей схеме, с использованием элементов соцарта и коммуникационных технологий, были организованы акции в защиту художников Олега Мавромати и Матвея Крылова, участниц группы Pussy Riot, политзека Алексея Мананникова и др.

 

Баннер кампании 2010 года в защиту художников группы «Война».
В 2013 году Виктор Корб создал уникальный прецедент, добившись отмены решения о признании материала экстремистским, поворота и нового рассмотрения дела. В результате Куйбышевский «суд» Омска все равно принял неправовое решение о признании экстремистским материалом набора текстов без идентификации их носителей, но материалы «Дела об экстремистских материалах» могут служить ярким образцом гражданской правозащиты, основанной на базовых ценностях европейского права в области соблюдения прав и свобод.

Виктор Корб — член Омского областного комитета по правам человека, создатель и администратор сайта «Омск Правозащитный», единственной в регионе площадки такого рода, способствующей повышению открытости и эффективности независимой общественной правозащитной деятельности.

 

Виктор Корб с плакатом «Свободу Борису Стомахину и другим политзаключенным!» в одиночном пикете рядом с мемориалом жертвам сталинских репрессий в Омске 24 августа 2013 года, в Международный день солидарности с узником совести Борисом Стомахиным.
С 2013 года основные усилия в правозащитной сфере Виктор Корб сосредоточил на защите публициста, узника совести Бориса Стомахина. В рамках этой деятельности он разработал программу кампании «Нет преследованиям за мысли и слова!», организовал сбор подписей на нескольких петиционных платформах (Патриофил, AVAAZ, CHANGE), создал независимый Фонд гражданской самозащиты, средства которого направлялись также на поддержку других политзаключенных в России. Создатель и координатор Международного комитета защиты Стомахина, в который вошли Наталья Горбаневская, Владимир Буковский, Сергей Григорьянц, Виктория Пупко и другие правозащитники и общественные деятели. Инициировал проведение Международных дней Стомахина и обеспечивал их координацию. Совместно с писателем Игорем Шестковым принял участие в реализации гуманитарного правозащитного проекта по изданию сборника писем политзека Бориса Стомахина.

В 2013 году, в рамках профессионально-общественной дискуссии с коллегами-правозащитниками, Виктор Корб опубликовал статью «Еще раз о правозащитных критериях и принципах», в которой предложил более строгую формулировку для hate speech, позволяющую защитить базовую ценность свободы слова и самовыражения от репрессивно-демагогических интерпретаций.

В 2017 году содействовал номинированию Бориса Стомахина на Премию имени А. Д. Сахарова «Журналистика как поступок».

Любопытный факт: известный пропагандистский ресурс «Политонлайн» уже в 2010 году называл Виктора Корба «известным омским правозащитником», в то время как для большинства «либеральных» и «оппозиционных» ресурсов и деятелей этот его статус даже и в 2018 году кажется удивительным и нуждающимся в подтверждениях (чем-то это напоминает сюжет, когда Бориса Стомахина российские «суды» неоднократно признавали журналистом и особо подчеркивали в приговорах запрет на занятие журналистикой, а вот международные «правозащитные» фонды этот его статус признавать отказывались, норовя записать его в… активисты).

Корб, Виктор Владимирович

Вторник, Май 29th, 2018

Меня часто спрашивают, почему в Википедии нет статьи про Виктора Корба.

Виктор Корб как лектор
Корб как лектор. Фото © Елены Махневой.

Я обычно отшучиваюсь тем, что видимо, еще не заслужил. Но если серьезно, было бы удобно иметь компактное описание, содержащее основные моменты, идентифицирующие мою многогранную личность, — в стандартном wiki-формате, в одном месте, чтобы можно было на все вопросы из разряда Who is mr. Korb? просто посылать на… или давать короткую ссылку.

Сейчас, в связи с известной историей, эта потребность особенно обострилась: меня просят уточнить, например, чем подтверждаются мои статусы правозащитника, социолога, художника, публициста и так далее. И я решил, что дольше медлить и откладывать решение этой задачи нельзя, что если Корб не идет к Википедии, значит Википедия вполне может позволить себе прийти к Корбу… Короче, попробую в ближайшее время сделать что-то вроде черновика статьи про Виктора Корба, из которого потом, если найдутся желающие, можно будет сделать полноценный продукт — викифицировав и дополнив ее.

P.S. Если среди моих френдов и читателей есть люди, имеющие опыт написания или викификации статей для русской или английской Википедии, откликнитесь, pls.

UPD: По мере изготовления буду добавлять заготовки прямо в этот пост, дублируя их на своем сайте.

  • Виктор Корб как гражданский правозащитник
  • Неизвестный художник Виктор Корб
  • Виктор Корб как социолог и аналитик
  • Виктор Корб, социальный технолог и организатор
  • Третий омский рекламист
  • Первый омский журналист
  • Программист, разработчик, администратор, вот это всё…

Заставим их прогнуться под нас!

Пятница, Май 25th, 2018

Я придумал стратегию своей защиты от очередного жесткого наезда ФСБ. Спойлер: это будет увлекательная игра открытого типа с ненулевой суммой…

Понятно, что Корб не был бы собой, если бы просто бежал от давления системы или действовал исключительно реактивно. Ведь неслучайно моя любимая книга — «За миллиард лет до конца света» братьев Стругацких. Я не собираюсь, разумеется, действовать исключительно в заданной системой схеме, а попытаюсь создать собственное игровое поле и втянуть туда как можно больше участников. В одиночку мне с этим не справиться, поэтому я очень рассчитываю на содействие всех моих друзей, единомышленников, коллег в разных ипостасях и всех других людей, сохранивших разум, совесть, добрую волю, профессиональную этику и решимость противостоять произволу… или просто готовых поучаствовать в интересном проекте по принципу не догоним, так согреемся :-).

8533952291.jpg

Что наша жизнь — игра, а люди в ней — актеры, известно каждому. Но далеко не каждый умеет осознавать себя исполнителем роли в чужом спектакле, разделять различные роли и, тем более, сам выступать сценаристом, режиссером и продюсером. Я владею этими навыками с ранних юношеских лет и к пятидесяти годам накопил значительный опыт и набор кейсов разного масштаба и яркости. Распространенный в узких кругах вопрос «Who is mr. Korb?» вызван тем, что меня очень сложно маркировать каким-то одним простым ярлыком. Корб — математик по базовому образованию, программист по первой профессии, опытный веб-мастер и дизайнер, художник и журналист, блогер и социолог, публицист и рыночный аналитик, преподаватель и социальный технолог, создатель и модератор коммьюнити, организатор общественно-политических и проектов, а еще правозащитник, эко-урбанист… Я свободно меняю все эти роли, уверенно чувствую себя во всех отраслевых сообществах и контекстах. А сейчас попробую задействовать почти все свои компетенции и статусы одновременно, превратив дело «ФСБ против Виктора Корба» в объемный пролонгированный перфоманс, каждая грань которого должна будет, по замыслу, затрагивать специфические чувства и вызывать ответную реакцию самых разных аудиторий…

Основной рамкой этого проекта предлагаю сделать исследовательскую, поставив задачу на конкретном кейсе как можно более глубоко и комплексно изучить феномен прямого столкновения человека с государственной машиной.

Наполнять и дополнять эту рамку предлагаю всевозможными формами, направлениями и дискурсами, в том числе: художественными, информационными, общественно-политическими, правозащитными и так далее. Наша общая игра получится, если большинство участников будут действовать самостоятельно, руководствуясь общими принципами открытой коллаборации и сверяя собственные мотивы и интересы с общей целью проекта — создать убедительный образец профессионально-гражданской самоорганизации как лучшей альтернативы авторитарно-мафиозной матрице.

Сам я попробую сосредоточиться, в первую очередь, на информационно-аналитическом и художественном направлениях.

Когда я участвовал в проекте Виктории Ломаско «Рисуем суд», я сетовал, что слишком занят в реальных процессах в роли стороны или защитника, и мне редко удается поработать свободным художником. Сейчас ситуации, мягко говоря, не улучшилась. Но зато, думаю, можно расширить рамки этого проекта, делая наброски не только непосредственно в ходе «судебных» заседаний, но и фиксируя художественными средствами все другие связанные с этим делом сюжеты — вплоть до зарисовок по пути к следователю на допрос… Попробую возобновить прерванную работу над проектом в жанре политического арта «Корб и полицаи-зомби», благо за несколько лет там накопилось уже изрядно фактуры… Коллегам-художникам буду признателен за любые интересные идеи локальных перфомансов, художественных серий или отдельных сюжетов.

В исследовательском компоненте я, конечно, рассчитываю на заинтересованное содействие коллег-социологов, медиа-аналитиков, социальных психологов и философов, историков и других специалистов. Я навскидку вижу не менее десятка интереснейших исследовательских задач, но уточнять их постановку имеет смысл уже в более конкретной конфигурации участия. Попробую закинуть идею на доступных мне профессиональных площадках и, конечно, отзовусь на любые встречные вопросы и соображения.

По всем другим возможным форматам, схемам и способам участия в проекте тоже буду рад услышать содержательные отклики.

И, да, если есть предложения по сильному названию, тегам и другим элементам маркетинговой упаковки проекта, не стесняйтесь ими делиться.

Ну, как вам идея? Попробуем?

P.S. Связываться со мной можно любым удобным способом. Предпочтительнее — по электронной почте или в соцсетях. Полный список моих аккаунтов можно найти в профиле в ЖЖ.