Архив за Июнь, 2010

Сибирская Сицилия

Среда, Июнь 2nd, 2010

Если некое существо выглядит как петух, машет крыльями, как петух, и кукарекает, как петух, - значит, это петух. А можно то же сказать про город или регион? Если, например, в неком отдельно взятом регионе люди думают, как в Сицилии, если они относятся друг к другу, почти как сицилийцы, и, если они в похожих ситуациях действуют совершенно по-сицилийски, значит, этот регион – Сицилия? Даже если он находится в России, в Сибири, и виноград здесь по-прежнему растет лишь на участках редких энтузиастов. А оливки не растут совсем.

Вы думаете это шутка или грубая натяжка? Давайте попробуем взглянуть чуть пристальнее. Причем, не будем пытаться исследовать какие-то сложные обстоятельства – достаточно будет лишь аккуратно собрать и назвать своими именами то, что “и так все знают”.

Кстати, эта формула “и так все знают” – тоже одна из определяющих характеристик общественного уклада в нашем регионе. Все знают, что “Лицкевича убили, чтобы захватить Завод”. Все знают, что “сын Милиционера – наркоман и наркодилер”. Все знают, что “вице-мэр скупил все рынки”, что “силовики крышуют таксистов и маршруточников” и т.п. Все всё знают, но молчат. Точнее, передают это знание исключительно в изустной форме, не позволяя ему выйти из мифологической сферы в реальную. В публикации местных СМИ, в расследования прокуратуры, решение судебных органов…

Наличие многочисленных внешних атрибутов современности и даже западности мало затрагивает патриархально-феодальные основы устройства региональной жизни.

Мы имеем Папу – главного и единственного. И многочисленных отцов семейств помельче, сферы влияния которых четко распределены и контролируются сверху вниз по “вертикали понятий”.

У Папы есть Семья. То есть, разумеется, все население вверенного ему отдельно взятого региона считается по факту его семьей. Но есть еще и Семья с большой буквы – с сыновьями, племянниками, прочими кумовьями и “родными человечками”.

Папе давно пора на покой, и у Папы уже имеется преемник. Он, как водится, не является кровным родственником. Но входит в Семью. И все отлично понимают, что решение о престолонаследии будет приниматься узким кругом особо приближенных. А благодарный народ узнает окончательное решение после.

Население региона, похожего на Сицилию, живет, в целом, по привычным нормам-понятиям. Довольствуясь малым и хорошо понимая или ощущая границы допустимого в этой “красной зоне”, наследующей традиции и советского времени, и более древних периодов. Редкие “диссиденты” общую картину почти не нарушают: в острых ситуациях выдавливаются на обочину, в другие регионы или дальше…

Кстати, о прокуратуре и судах. Какие могут быть расследования, если автор знаменитой формулы “прокуратура - надежное звено в команде губернатора” после сомнительной истории с явным коррупционным душком пошел на повышение и дослужился уже до зама генпрокурора? Если нынешний прокурор живет в специально отстроенных хоромах в историческом центре города. И если даже милиционеры искренне удивляются, когда к ним обращаются с заявлениями о преступлениях. Потому что сложилась устойчивая практика – к милиции обращаться в крайнем случае. Потому что редкий спор хозяйствующих субъектов обходится без личного интереса или прямого участия милицейских, судейских, прокурорских и прочих силовиков – настолько прочно они встроены в экономические отношения.

Короче говоря, в отдельно взятом регионе “все схвачено и все поделено”. Это, впрочем, не значит, что регион безнадежен – просто он привлекателен лишь для тех инвестиций, которые в той или иной мере контролируются Семьей. А развитие может осуществляться лишь в редких и небольших зонах, (пока) свободных от подобного контроля.

Это эссе я не смогу закончить на позитивно-конструктивной ноте. Ведь “мафия бессмертна”. Ее влияние можно резко ограничить лишь объединенными усилиями свободных граждан отдельно взятого региона и последовательной антифеодальной политикой центральной власти.

Но для этого нужна воля.